You are here
Home > Футбольные новости > «Надеюсь в ноябре уже быть в общей группе». Интервью Магомеда Оздоева

«Надеюсь в ноябре уже быть в общей группе». Интервью Магомеда Оздоева


Полузащитник «Зенита» и сборной России рассказал в программе «РецепТура» на канале «МАТЧ ПРЕМЬЕР», как идет восстановление после травмы, о «Зените» и «Шерифе» в Лиге чемпионов, а также уровне национальной команды.

  • Магомед Оздоев получил травму в первом туре нынешнего сезон Тинькофф РПЛ в матче с «Химками» (1:3)
  • После неудачного подката один из лидеров «Зенита» долго морщился от боли, но затем продолжил игру. Правда, ненадолго. Уже на 9-й минуте Магомед был заменен
  • Позже игроку был поставлен диагноз — повреждение связок коленного сустава. Впереди у Оздоева был не один месяц восстановления 
  • Напомним, что Оздоев перешел в «Зенит» в 2018 году из «Рубина». За это время он провел в сине-бело-голубой футболке 100 матчей и забил 6 голов

— Сколько времени у вас сейчас занимают индивидуальные занятия?

— Уже чередуем тренажерный зал и поле. А до этого почти два с половиной месяца был только зал. Получается, раньше три-четыре часа в день, сейчас больше стало. В 9 утра приехал, в 6 вечера дома, с учетом искупаться и пообедать после тренировки. Можно сказать, с базы последним ухожу. Но восстановление сейчас самое главное.

— Тренер по физподготовке Мария Бурова, которая сейчас с вами работает, рассказала, что упражнения каждый раз разные. Хорошо, что они постоянно меняются?

— Да! Упражнения разные, но суть одна. Когда очень долго работаешь, одинаковые упражнения приедаются, поэтому Мария пытается их менять. Это очень здорово.

— Она говорит, что вы уже немного шарахаетесь от слова «тренажерный зал».

— Я люблю в него ходить, но не до такой степени (улыбается).

— Реально поначалу это было пять часов в зале?

— Да. Но сейчас это уже где-то полтора-два часа. И два на поле.

— Что можно пять часов делать в тренажерке?

— До этого я тоже не знал, что в нем можно столько времени проводить и столько работать (улыбается). В то же время, всегда что-то новое познаешь. Сейчас много упражнений на ноги, на координацию, есть специфические задания на колено.

— Не устали от всего этого?

— Есть такое, но я понимаю, что это часть жизни профессионального спортсмена. От этого не убежишь. Пытаюсь все негативные мысли убрать, потому что в первую очередь это нужно мне самому. Поэтому не расстраиваюсь, не бьюсь об стену. Наоборот — иду к определенной цели, хочу восстановиться, чтобы все было как нужно.

— Упражнения на поле похожи на те, что бывают на сборах?

— И даже похлеще. Думал, что будет пауза — но нет. На поле сразу начали бегать и к вам тоже прямо оттуда бегом (улыбается). Но на самом деле, сборы — это очень важный момент. Постепенно втягиваюсь.

Фото: © ФК «Зенит»

— Когда работаете сейчас на поле, есть чувство, что уже можете больше?

— Понимаю, что пока не готов. Хотеть — это другое. Надеюсь, что в ближайшее время смогу оказать полноценную помощь команде.

— Когда сказали — сегодня ты выходишь на первую пробежку — что почувствовали?

— Был очень рад. В первых числах октября мы летали в Германию к врачу. После осмотра он разрешил выход на поле. Было приятно это услышать.

— Футболисты не очень любят бегать, но в этой ситуации было в кайф?

— Я все думал — когда же выйду на поле. А Мария Бурова сказала: «Мага, надеюсь, уже через неделю ты не скажешь, что оно тебе надоело». Пока, и правда, не надоело.

А в зале уже бывало так «наедался», что, когда оставалось 3-4 упражнения, говорил Марии: «Давайте сегодня на этом закончим». Понимаешь, что толку уже не будет — мышцы наелись, нужного эффекта не будет и нужна пауза. Но мы все обсуждаем. Могу поделиться своими ощущениями, исходя от этого корректируются упражнения. Хорошо, что это все происходит в режиме онлайн.

— Что все-таки у вас за травма?

— Всей терминологии не знаю, но сразу сказали, что восстанавливаться придется долго. Сначала были мысли, что, возможно, потребуется операция. В связи с этим хотел бы сказать большое спасибо нашему зенитовскому доктору Михаилу Гришину — он убедил меня, что все нормально и надо по максимуму попытаться обойтись без операционных вмешательств. Зная, какой он специалист, скольких людей восстановил, ответил: «Я вам доверяю, буду делать то, что вы говорите».

Фото: © РИА Новости / Александр Вильф

— Тогда в матче с «Химками» не было ощущения, что у вас серьезная травма. А как вам показалось?

— Я сразу почувствовал, что уже все. Никогда раньше не было таких ощущений. И такой травмы в карьере тоже. Но все когда-то бывает в первый раз.

— Болельщики спрашивают — когда вернетесь на поле?

— Часто, в том числе на стадионе. Пытаюсь говорить, как есть. Потому что не могу назвать точные сроки. Врачи знают лучше. Надеюсь в ноябре уже быть в общей группе. Сроки возвращения всегда дают с запасом, и я сам такого же мнения. При этом, считаю, надо будет себя ощущать не на сто, а на сто сорок процентов. Самое тяжелое в таких травмах — получить рецидив. Поэтому хочется полноценно восстановиться.

— Вы работаете на соседнем с командой поле. И часто смотрите, что там у ребят.

— Мне интересно, как парни работают! Что-то запоминаю. Надо же каждый день развиваться.

— На все домашние матчи «Зенита» ходите?

— Да. Сегодня я травмирован, завтра не дай бог кто-нибудь другой, но мы должны быть одним целым и поддерживать друг друга, заходить в раздевалку. На то мы и команда. Очень переживаю и болею за нее. Расстраиваюсь и радуюсь вместе со всеми. И когда «Сочи» проиграли, и когда у «Мальме» заслуженно выиграли.

Фото: © premierliga.ru

В Лигу чемпионов плохие команды не попадают. Хотя «Шерифу», считаю, везет, при всем уважении. ЦСКА тоже у «Реала» в Мадриде выигрывал. В данный конкретный день любая команда может обыграть любую. Но это не значит, что сейчас «Шериф» обязательно выйдет из группы и выиграет Лигу чемпионов или что его надо ставить в пример российским клубам. Мое мнение — в нашем футболе происходят большие изменения. Круто, когда в той же сборной появляется много молодых ребят. Смотришь и радуешься. И немного завидуешь, какие они молодые (улыбается).

— Есть странное ощущение от того, что впервые в карьере так долго не играете?

— Да. Но я говорю парням — самое главное, что мы на первом месте, в Лиге чемпионов есть победа. Так что — все хорошо. Нужно быть на позитиве. А потом стараться помочь команде на поле добиться результата. Круто же стать четырехкратными чемпионами подряд. И выйти в плей-офф еврокубков.

В этом сезоне у нас нет таких жутких проблем с ковидом и травмами, как год назад. При этом, глядя на наши результаты, многие не понимали сути: когда у тебя нет 4-5 игроков основы, выходят совсем молодые, как ты будешь конкурировать с «Брюгге», «Лейпцигом» и т д? Сейчас все умеют играть, а у нас в России почему-то завышенная оценка во всех видах спорта. Не знаю, с чем это связано.

Мы должны реально смотреть на вещи. И понимать, что на любой результат, которых, добиваются клуб или сборная стоит смотреть с позитивом. Мы не входим в топ-10 лучших сборных мира, от которых можно требовать всего. Дай бог, чтобы мы были в топ-30. Думаю, на данном этапе требовать невозможного неправильно.





Source link

Top