You are here
Home > Футбольные новости > тратит уйму денег на реконструкцию, успел купить поле в Европе, тренер-чех останется ради РПЛ

тратит уйму денег на реконструкцию, успел купить поле в Европе, тренер-чех останется ради РПЛ


Инспекция «Матч ТВ» по стадиону и интервью с главными лицами клуба: президентом Еремякиным, спортдиром Андреевым и тренером Личкой.

«Оренбург» должен был провести сезон-2021/22 в РПЛ, но РФС неожиданно проявил принципиальность и не допустил провинциальный клуб со скромным, но вполне приемлемым стадионом до РПЛ. Основная причина — именно низкая вместимость арены: 7500 кресел вместо минимально разрешенных 10 000.

Президент «Оренбурга» Василий Еремякин: «Это была очень болезненная ситуация для нас. Я играл только за «сборную колхоза», но все равно прекрасно понимал чувства ребят, которые выполнили задачу в очень непростой борьбе, а их в итоге не пустили в РПЛ. Так и не понял, откуда взялись эти 10 тысяч. Это должно обосновываться расчетами, фактами, но это число ничем не подкреплено, в этом смысле я остался при своем мнении [что «Оренбург» нужно было допустить в прошлом году]. Но главное, что нам удалось — это правильно отреагировать на эту ситуацию. Проблемы нужно либо решить, либо научиться с ними жить. Мы решили».

Спортивный директор Дмитрий Андреев: «После последнего матча мы получили медали и зашли в раздевалку: «Ребят, мы никуда не выходим». Тяжело. У людей мир рухнул. Жена видела мои переживания, говорила: «И на хрен тебе это надо?» Прихожу к [Тимуру] Аюпову, он говорит: «Дим, так не бывает. Я шел к этой цели, мы вышли из тяжелейшей лиги из 22 команд, а в итоге все так». Спасибо президенту, он вернул всех в рабочий режим: «Давайте, включаемся, сохраняем состав». У нас был подписан бюджет на реконструкцию стадиона, то есть мы понимали, что вопрос должен быть решен к следующему году, доносили это до ребят. Хотя Марцел, помню, попросил не говорить с ним неделю».

Главный тренер Марцел Личка: «Это было огромное разочарование. Просто нет слов. 8-9 месяцев мы упорно трудились, а нам сказали: «Спасибо, но вы никуда не попадаете». С другой стороны, правила нужно уважать, я это, конечно, понимаю. Помню, как попросил Диму [Андреева] меня не трогать, мне нужно было время, чтобы все обдумать. Нельзя принимать решения на таких эмоциях, важна холодная голова, но я не буду отрицать, что мысли покинуть команду у меня были. Но важно, что уже через 3 дня мне набрал Дима, сказал, что костяк команды удастся сохранить. Василий Петрович дал слово, что сделают максимум по реконструкции. В общем, мы снова пошли биться (смеется)».

«Оренбург» в итоге сохранил главного тренера, костяк команды и вновь очень близок к элите.

Учитывая, что конкуренты стабильно теряют очки, а у «Оренбурга» приемлемый календарь («Текстильщик, «Долгопрудный, СКА, «Волгарь»), сомнений в решении задачи нет. Логичный вопрос: что там со стадионом? Отвечаем в этом материале и погружаемся в жизнь клуба из Оренбурга.

Стадион «Оренбурга» сейчас: топовые раздевалки, появился второй ярус, куплен и доставлен газон из Нидерландов, но нужно доделать периметр и доустановить кресла

Увеличение стадиона в Оренбурге на 2500 зрителей — это плюс 33% от вместимости (7500). Очень непростая задача, для ее решения потребовалось построить второй ярус по большей части периметра и закруглить трибуны в районе угловых флагов. Раньше там была пустота. 

Стадион Оренбурга до реконструкции Фото: © premierliga.ru 

На стадионе «Оренбурга» появился второй ярус Фото: © Егор Кузнец / Матч ТВ

Чтобы возвести эту конструкцию, необходимо интегрировать в фундамент новые блоки, на которых и держится второй ярус. Это самая сложная часть, она завершена, осталось установить кресла, но по большей части периметра они уже стоят.

Интересный факт: кресла запасных с подогревом Фото: © Егор Кузнец / Матч ТВ

Покраска конструкции за воротами и установка кресел. Фото: © Егор Кузнец / Матч ТВ

Монтаж трибуны в районе углового флага Фото: © Егор Кузнец / Матч ТВ

Сейчас идет монтаж трибун в районе угловых флагов и навеса над ними, чтобы замкнуть периметр вокруг стадиона. Работы ведутся во все неигровые для «Оренбурга» дни. Во время моего приезда (25 апреля) с мячом возился вратарь «Оренбурга» Евгений Гошев. Прямо на фоне активной стройки. Очень атмосферно.

Также нужно провести благоустройство вокруг арены (обновить асфальт, поврежденный из-за установок свай, на которых держится второй ярус), но это последний вопрос. Главное — успеть завершить все работы внутри чаши, чтобы показать максимальную готовность во время лицензирования.

— Помимо вместимости какие были вопросы к стадиону? — вопрос президенту Василию Еремякину.

— Он более-менее соответствовал, тем не менее, кто-то, иногда не очень справедливо, поднимал тему плохих туалетов, ржавой воды, тесных раздевалок и так далее. Мы решили, что нам действительно надо посмотреть на себя критически. Провели анализ и приняли решение, что нужно решать проблему комплексно. Полностью переделали раздевалки. Поменяли систему вентиляции. В мае начнет работать Wi-Fi по всей территории стадиона.

Новые раздевалка «Оренбурга» — восторг. Гостевая тоже на очень приличном уровне. Это уверенный уровень РПЛ.

Раздевалка «Оренбурга» Фото: © Егор Кузнец / Матч ТВ

Массажная комната в раздевалке «Оренбурга» (есть и в гостевой раздевалке) Фото: © Егор Кузнец / Матч ТВ

Душевые и фитобочка (есть и в гостевой раздевалке) Фото: © Егор Кузнец / Матч ТВ

Часть гостевой раздевалки Фото: © Егор Кузнец / Матч ТВ

Еще один важный этап реновации — новый газон. По планам «Оренбурга» до 15 мая подрядчик закончит строительно-монтажные работы в чаше стадиона, а сразу после этого клуб начнет застилать новое искусственное покрытие последнего поколения. Сажать натуральную траву в клубе не видят смысла, слишком сложный климат.

— Чудесным образом мы успели купить газон в Нидерландах, чтобы обновить покрытие к началу следующего сезона, его привезли в начале 2022 года, — говорит Еремякин. — Вы отлично понимаете, что в нынешней ситуации мы бы его не увидели. Это очень качественный газон последнего поколения, он сейчас хранится на складе. К 19 мая должны завершить все работы внутри чаши по конструкции трибун и сразу же начнем замену газона, уже заключен контракт с подрядчиком.

— Вы можете сказать, сколько это все стоило?

— Это завязано на коммерческие интересы, поэтому не могу, однако скажу, что это очень дорого. В какой-то степени это наш авантюризм, что затеяли настолько масштабное обновление, поскольку мы попали на ситуацию, когда стоимость металла выросла в два с лишним раза, но мы справились с этой задачей благодаря нашим спонсорам. По проекту вместимость составит 10 046 мест. Возможно, чуть больше.

— Можно сказать, что «Оренбург» на 100 процентов пройдет лицензирование?

— Когда мы выйдем в РПЛ, то мы обоснуем и докажем каждую позицию по лицензированию, все эти позиции, даже если вдруг что-то задержится на неделю-другую, обеспечены финансово — это главный критерий. У нас есть дорожная карта, контракты, деньги, поэтому все будет решено.

24 апреля у нас был представитель РПЛ. Он все внимательно посмотрел. Думаю, он был искренен со мной, когда говорил, что его удовлетворила работа, которую мы ведем. Он доложит об этом в лигу. Все работы, связанные с реконструкцией и благоустройством территории вокруг стадиона, завершатся в конце июня.

— У «Оренбурга» есть подтвержденный бюджет на РПЛ?

— Мы понимаем, на что можем рассчитывать. Считаю, что с таким финансированием нам по силам быть в середине таблицы. Как минимум. Главное — попасть в РПЛ, окончательно решить задачу. Я не суеверный человек, но футбол бывает очень непредсказуемым.

Важно, что если мы выходим в РПЛ, то у нас есть минимум 15-17 человек из нынешнего состава, которые составят костяк будущей команды. Считаю, что мы заложили хорошую основу для РПЛ, собрав мощную обойму молодых футболистов 17-25 лет. Они провели много времени вместе, сыгрались. Конечно, надо усиливаться, мы уже работаем на этим, но прежде всего нужно окончательно решить задачу.

Перед закрытием трансферного окна мы были близки к подписанию легионеров с расчетом на РПЛ, планировали совершить сделки, деньги были. Слава богу, что мы на это не пошли. Избежали проблем и сохранили деньги. 

Президент ФК «Оренбург» Василий Еремякин / Фото: © ФК «Оренбург»

— Какая у вас позиция по формату РПЛ на следующий сезон?

— Я сторонник соблюдения регламента. Обязательно нужно дать двум командам выйти напрямую и обязательно сохранить стыки. Кубок России еще раз подтвердил, что ведущие команды ФНЛ достаточно хорошо смотрятся на фоне РПЛ.

— Вопрос количества команд в РПЛ для вас не так принципиален?

— Надо исходить из решений по еврокубкам. Если их не будет, как и матчей сборной, к чему все идет, то 16 команд — это действительно слишком мало. Но даже в случае расширения до 18 клубов должны быть стыки: пусть 2 последние команды РПЛ играют против 3-4 команды ФНЛ. Если у кого-то из клубов ФНЛ будут проблемы с лицензированием, то с 5-6. Еще раз: все это есть в регламенте, его нужно соблюсти, это моя позиция.

— У вас есть ощущение, что ближайшее время будет очень тяжелым для футбола?

— Безусловно, есть какое-то ощущение неопределенности. Но мы в «Оренбурге» остаемся оптимистами.

— Навыки работы в ФСБ, экономической безопасности пригодились вам в футбольном клубе?

— Безусловно, пригодились. Более того, могу сказать, что мы неоднократно вмешивались в происходящее в клубе и раньше. Я иногда смеюсь, что служба корпоративной безопасности [«Газпром Добычи Оренбург»] на протяжении последних 12 лет своими действиями поднимала клуб «Оренбург» из 2-й лиги в элиту.

Не мне судить, но мы изменились за эти 2 года: у нас порядок, ни рубля никому не должны, ни разу не задерживали зарплату, у нас все четко.

— Можно прямо сказать, что вы контролировали, чтобы в клубе не воровали?

— Это некорректное слово, я бы сказал, что мы следили, чтобы деньги тратились четко по назначению. Вы сами понимаете, о чем речь. Когда я получил должность непосредственно в клубе, то четко понимал, что происходит внутри. Могу уверенно сказать, что мы в «Оренбурге» от многих проблем отошли. У нас в клубе честные и открытые отношения.

— Правильно понимаю, что у вас в клубе за спортивную часть отвечает Андреев, вы даете ему большую свободу и не сильно вмешиваетесь в эти процессы?

— У нас есть команда специалистов, мы принимаем коллегиальные решения по трансферам: генеральный директор, главный тренер, заместитель президента по экономике. Каждый должен делать свою работу в своей зоне ответственности. Считаю, что в этом вопросе нет ничего лучше гласности.

Возможно ли расширение сотрудничества с «Зенитом» после выхода в РПЛ? Имею в виду арендованных футболистов?

— Распространенная проблема нашего футбола — излишнее присутствие, например, одного агента. Мы четко заявляем, что мы готовы сотрудничать со всеми. «Спартак», «Зенит», ЦСКА, «Динамо», агент Иванов, Петров, Сидоров — нам не важно, но главное — избегать зависимости. Мы исключаем всякую такую возможность, и никогда ее недопустим в «Оренбурге».

— Есть лимит? Некоторые клубы не допускают больше 3 футболистов от одного клуба или агента.

— Примерно так у нас и есть, хотя мы не фиксировали это конкретным числом. В противном случае, может возникнуть ситуация, при которой вопросами трансферной политики не будет управлять ни тренер, ни спортивный директор, ни президент. В «Оренбурге» мы не можем этого допустить. 

Фото: © ФК «Оренбург» 

«Оренбург» близок к финишной прямой в плане реконструкции. В клубе действительно подошли к обновлению стадиона очень серьезно. По нашим оценкам, стоимость реконструкции может достигать миллиарда рублей.

Что за состав у «Оренбурга»? Он сильно изменится в РПЛ? Как меняется экономика ФНЛ в последние годы? Отвечает спортивный директор Дмитрий Андреев (очень откровенно)  

— Великолепное время, чтобы начать карьеру спортивного директора, — смеется Андреев. — Сначала пандемия, во время которой нас выкинули из РПЛ, потом не пустили обратно из-за стадиона, сейчас — ну, сами понимаете… Очень тяжело работать спортивным директором, просто играть гораздо проще, но, конечно, я очень рад, что остался в футболе. Было бы хуже, если бы пришлось идти работать прорабом на стройке, где я ничего не понимаю.

— Есть тренд, что именно легенды клубов занимают должности спортивных директоров, или их к этому готовят: Корниленко в «Крыльях», Ребров в «Спартаке», Аршавин в «Зените»?

— Человек должен быть из футбола, это правильная тенденция. Очень важный момент еще и в том, что успешный футболист хорошо зарабатывает за профессиональную карьеру, у него нет нужды пускаться во все тяжкие при доступе к деньгам клуба. Эти люди, как правило, больше за футбол.

Еще во время карьеры у меня было некоторое понимание того, что и как я хочу делать, в каком направлении вести работу спортивного директора. Но при непосредственном столкновении это, конечно, караул, как все устроено. Ты снимаешь розовые очки, начинаешь гнуть свою линию, учиться работать в реальности. Безусловно, подстраиваешься в некоторых ситуациях, но все равно стараешься придерживаться своих взглядов. 

«Оренбург» финансово стабилен, не богат, здесь нет сверхусловий, но все выплачивают в срок, не оставляют долгов. Это гораздо лучше, чем наобещают, как в «Тамбове», а потом ничего не заплатят. 

— Не богат, однако в ФНЛ конкурентов у «Оренбурга» нет, правильно?

— Кто вам такое сказал? Это большое заблуждение. «Акрон», «Факел», «Торпедо», некоторые другие клубы. В каждой команде есть так называемые джокеры — это условно 4 ставки для опытных игроков, но все остальные на весьма скромных условиях.

Люди у нас играют за 150-200 тысяч, хотя все почему-то думают, что мы тут в Оренбурге сидим на огромных деньгах. Да тем же джокерам мы снижали очень серьезно зарплату в пандемию и после вылета. Ребята, шли на понижение в 2-3 раза. 

Дмитрий Андреев / Фото: © ФК «Оренбург»

— Можем абстрактно? Какая сейчас примерная средняя зарплата в хороших командах ФНЛ?

— Порядка 300-400 тысяч. «Оренбург» здесь не выделяется на фоне лидеров, в этом плане нам бывает сложно подписывать игроков, им просто нет смысла к нам переходить. Без фамилий, но такие случаи распространены, ребятам к нам нет резона ехать, как они считают, потому что у себя в «Спартаке-2», «Нефтехимике» или где-то еще зарабатывают столько же или даже больше.

— Думаю, это хороший фильтр при отсеве футболистов, которые не готовы ехать в «Оренбург» за прогрессом и мечтой сыграть в РПЛ.

— Вот когда мы выйдем в РПЛ, то нам должно стать попроще, туда стремятся все игроки. Но в ФНЛ, где много команд ставят задачу, мне, спортивному директору, который не может предложить больше, чем есть у игрока, выдернуть его очень сложно.

Что касается мотивации, то мы всегда это обсуждаем с агентом и футболистом на берегу: клубу «Оренбург» интересно развивать игроков, мы предоставляем платформу, у нас есть тренер, который хочет и может это делать. Но мы не даем больших условий. Есть те, кто согласен на это, но есть и те, которые говорят: «Вынь да положь». Мы с такими не связываемся.

— Большой трансфер для ФНЛ в текущей экономике. Какой порядок цен?

— В районе 5-10 миллионов рублей (60-120 тысяч евро). Такие истории — риск для любого клуба, нужно быть максимально уверенным в такой покупке. Мы так рискнули с Димой Воробьевым, он здорово заиграл и ушел в «Сочи». Но выкупа молодого игрока за 30-50 млн рублей (350-600 тысяч евро), которые зачастую требуют московские клубы, «Оренбург» себе позволить не сможет даже после выхода в РПЛ.

А с готовыми футболистами еще сложнее. Суммы растут, все растет, а политика нашего клуба завязана на очень внимательно отношении ко всем тратам. Разбрасываться деньгами мы точно не будем.

— «Оренбургу» интересно развивать Титкова и Миронова? В том смысле, что это игроки «Локомотива», они вам не принадлежат.

— Если мы выходим в РПЛ, то можем договориться о выкупе. Понятно, что многое будет зависеть о позиции и планов «Локомотива», но мы можем найти компромисс и выкупить ребят за адекватные деньги: оставить «Локомотиву» последующий процент с продажи или фиксированную сумму приоритетного выкупа. Таких вариантов много, однако важна готовность «Локо» продать по адекватной цене.

У них один агент Вадик Шпинев. Ребята понимали, что играть в РПЛ они не будут, а «Казанку» уже переросли. Мы обсудили их кандидатуры с тренером, руководством и сделали ставку. Сначала пришел Миронов, потом присоединился Титков. Они играют важную роль, растут у Марцела. Надеюсь, продолжат и в следующем сезоне. 

Николай Титков / Фото: © ФК «Оренбург»

— Руководители клубов РПЛ жалуются, что очень сложно привозить футболистов не в Москву или Петербург. Что скажете про Оренбург?

— Многие ребята вообще не имеют представления, что это за место. Говорят: «Я думал, это на Севере» (смеется). Кстати, сам, помню, играл в Тольятти и очень жалел парня, который переезжал от нас в Оренбург. Через 3-4 года сам оказался здесь и был поражен, насколько тут комфортно. Город на 600 тысяч, есть все необходимое для семейной или холостой жизни: рестораны, ТЦ, кинотеатры. Серьезно, тут нормально. Агенты, игроки — все довольны, когда оказываются здесь, хотя многие почему-то приезжают с предубеждением.

Больше скажу: Деспотович, Бегич уже после перехода в «Рубин» говорили мне: «Выходите обратно в РПЛ, мы с удовольствием вернемся». Не придумываю, реально так и было. Показать переписку? (Смеется.) Это ведь о многом говорит, согласитесь. Они ведь могли сказать: «Дима, нет-нет, спасибо, ни в коем случае, никогда не вернемся», но нет, они заинтересованы. Попович — та же история, хотя он на Кипре сейчас играет. Да, здесь нет большой тусовки, но, может, для футбола это даже и лучше. Не все ее ищут.

— Деспотовича, Бегича, Поповича стоит ждать в «Оренбурге» в случае возращения в РПЛ?

— Очень сложная ситуация для прогнозирования. Нужно понять число команд, нюансы по заявке и новому лимиту, наш бюджет. Очень тяжело планировать. Я их знаю, это игроки уровня РПЛ, но важно мнение главного тренера. Без его одобрения никого в команде не будет.

Сутормин, Бегич, Деспотович, Воробьев, Федотов… «Оренбург» — это платформа, агенты, и футболисты это понимают. Тут ты не заработаешь миллионы, о которых, возможно, нафантазировал, но есть шанс стартануть и перейти в топ-клуб. Мы даем достаточно комфортные условия для развития. Думаю, это единственный путь для таких маленьких клубов, как мы: зарабатывать на чем-то кроме спонсорства. Мне бы хотелось, чтобы это было нашей философией, но для этого нужно играть в РПЛ.

— «Оренбург» будет играть в РПЛ тем же составом?

— Мы продлили контракты со всеми ключевыми ребятами. Есть 2 вопроса, но если и мы их решим, то под РПЛ нам будет достаточно подписать 3-4 человек.

— «Оренбург» потянет уровень РПЛ?

— Да. Специально возил Марцела со штабом на матч «Спартака» и «Рубина, чтобы вживую посмотреть. Спрашиваю: «Оценил? Понимаешь, как нам против них играть?» Ответ: «Плюс-минус то же самое».

Опять же, «Енисей» и «Алания» все показали в Кубке России. А ведь сложно спрогнозировать, кто из легионеров в РПЛ останется на следующий сезон, то есть, может, все еще больше выровняться. Если мы сохраним свой костяк полностью и возьмем трех хороших новичков, то проблем быть не должно. Если мы вообще выйдем (смеется). 

Джоэль Фамейе / Фото: © ФК «Оренбург»

— Фамейе остается?

— Здесь очень велика роль главного тренера, на Марцеле многое завязано. Фамейе был с ним еще в брестском «Динамо». Конечно, он хочет получать больше, но понимает и плюсы «Оренбурга»: он адаптирован здесь, ему доверяют, свой тренер, все получается. То есть ему нет смысла идти куда-то, где заплатят больше на 100 рублей. Но если его засыплют деньгами, дадут в 2-3 раза больше, то, к сожалению, мы будем бессильны. Надеюсь, что все разрешится в нашу пользу и он останется.

— Что по Капленко, Васильеву, Хотулеву, которые арендованы у «Зенита»?

— Если мы выходим, то есть фиксированная сумма выкупа, которую мы готовы заплатить.

— А у «Зенита» будет сумма обратного выкупа.

— Я не могу раскрыть все детали, но смысл примерно такой. Также мы хотим сделать с Мироновым и Титковым из «Локомотива».

— Чисто концептуально: арендовать 7 молодых игроков из клубов РПЛ под задачу в ФНЛ — это хорошее решение? Мне кажется, немногие в России так делали. Обычно решают опытными.

— Это неплохой вариант, потому что мы пробуем этих ребят в боевых условиях, понимаем их уровень, потенциал. Некоторые из них с фиксированным выкупом под РПЛ. Мы не платим за них больших денег сразу, не рискуем, но имеем возможность их выкупить, оставить уже себя, когда уже уверены в них.

Главный тренер «Оренбурга» — чех Марцел Личка: не может перевести деньги семье на родину, но очень хочет остаться на РПЛ 

Марцел Личка / Фото: © ФК «Оренбург»

Личка непременно заслуживает отдельного параграфа. Марцел — невероятно располагающий к себе тренер, чех определенно должен стать заметным специалистом в РПЛ. Он вежливо и прямо отвечает на все вопросы, открыто говорит о тактике, передвигается на электронном самокате и надевает на все игры розовый свитер.

Чешский тренер уже почти два года работает в России и не планирует уезжать. Напомню, он приехал в Оренбург после чемпионства с брестским «Динамо, хотя до этого в Белоруссии 13 лет подряд выигрывал БАТЭ.

— У вас очень яркий карьерный взлет: от помощника уволенного тренера до чемпиона Беларуси с «Динамо», прервавшим гегемонию БАТЭ.

— В Брест я приехал помогать Радославу Лателю. Когда он уходил, то я тоже собрал чемодан, собирался поехать вместе ним, на что он сказал: «У тебя есть контракт, а у меня еще нескоро будет работа. Оставайся, работай спокойно».

Причем уже летом он возглавил «Спартак» из Трнавы в Словакии, вышел в Лигу Европу, но на этот раз меня уже не отпустил президент «Динамо» Александр Зайцев. Так получилось, что вскоре мы неудачно сыграли против «Аполлона» (0:4) и на ответный матч я стал главным тренером. Мы дали неплохой результат, клуб решил, что сделает ставку на меня, не будет искать нового дорогостоящего тренера. Рад, что нам удалось выиграть чемпионат Беларуси, прервать гегемонию БАТЭ.

— Все это было неожиданно для вас, не так ли?

— Не мог поверить, честно. Но работа тренера очень специфична, сегодня мы разговариваем с вами, а завтра на моем месте может оказаться другой человек. Мне кажется правильным стремиться жить короткими этапами: ставить цель и добиваться ее. Сейчас хочу выиграть ФНЛ. В прошлом году лучшей командой были «Крылья», вообще без вопросов. Сейчас лидируем мы, но вы видите, что все очень напряженно: 7-8 команд в относительной близости, все теряют очки.

Очень рад, что мы снизили число ничьих, заменили их победами. В прошлом году было 10, сейчас — всего 3. Считаю, что это показатель прогресса. 9 поражений — многовато, но нет ничего идеального.

— Непривычно видеть европейца в ФНЛ. Интересно ваше мнение.

— Очень сложный турнир из-за перелетов, а в прошлом году вовсе было 22 команды. Мы играли каждые 4 дня: среда, воскресенье, суббота. Постоянно. Это нормально для Англии, Чехии, даже лучше, потому что команда всегда в тонусе, но в ФНЛ феноменальные расстояния, смена часовых поясов. Невероятное давление на организм, а ведь мы хотим, чтобы игроки играли в агрессивный футбол все 90 минут. Огромное уважение всем игрокам ФНЛ. Опять же, есть проблемы с восстановлением, условия для него в клубе пока недотягивают до хорошего уровня. Да и времени на него почти нет.

Еще хочу отметить, как меняется лига: если раньше мы часто играли против закрытых команд, то теперь многие команды действуют открыто: «Алания», «Енисей», «Балтика», мы, некоторые другие. Нельзя делать это стабильно, случаются спады, но стремление заметно. Это позитивный тренд.

— Вы 1,5 года живете в отеле. Вам комфортно?

— У меня апартаменты в отеле, так что нормально. До стадиона — 50 метров, спокойное место, мне нравится. Купил себе электросамокат, мне нравится ездить на нем по району, когда хорошая погода, на ужин в кафе могу на нем приехать.

— У вас нет семьи?

— Есть, она в Чехии, из-за ковида и последних событий визу получить очень сложно. Дергать детей из школы — у меня сын и дочь — я не хотел, потому что в Оренбурге нет иностранных школ, это не Москва. Конечно, мне очень тяжело без них, но мы каждый день созваниваемся.

— Вы не собирались уехать после 24 февраля?

— Мы собрались штабом: что будем делать? Идет [спецоперация]. Что будет здесь? Нам тоже непросто. Проблема, что мы не можем перевести деньги домой, это добавляет дискомфорта. Но в городе и клубе все нормально, поэтому мне просто остается работать, концентрироваться на своей работе. Это решение каждого иностранца — уезжать или оставаться, но мне хочется верить, что компромисс будет найден и конфликт закончится как можно быстрее.

— Ваш настрой — остаться?

— Да, я бы хотел, потому что почти 2 года работаю здесь, чтобы вернуть клуб в премьер-лигу. Очень хочу поработать в РПЛ. Топ-5 европейских лиг, затем идут Голландия, Португалия и Россия — это хороший уровень, европейский. Да, сейчас качество просядет из-за отъезда части легионеров, но не вижу в этом проблем, честно. Российский футбол может наигрывать молодых российских футболистов. Они есть в каждой команде — «Спартаке», «Краснодаре», везде. Ребята, которые проходят сезон в ФНЛ, показывают себя хорошо здесь в таких условиях, они очень близки к РПЛ. Не все ребята из «Спартака-2» будут играть в «Спартаке», но они вполне могут пригодиться в других клубах РПЛ.

Надо смотреть на отъезд легионеров как на возможность для молодых русских игроков. Что мне нравится в «Оренбурге» — что мы очень тесно работаем вместе с президентом Василием Петровичем [Еремякиным] и Димой Андреевым. Мне это очень важно — иметь право голоса при селекции. 

— На вас не давили из чешской федерации?

— Ни в коем случае. Просто позвонили, узнали, все ли хорошо, спокойно. Никакого давления не было.

Фото: © ФК «Оренбург»

— Вы перекладываете уровень игроков «Оренбурга» на РПЛ? Потянут?

— «Спартак», ЦСКА, «Зенит», «Краснодар», «Динамо», «Локомотив», «Сочи» — это команды, которые выше нас по уровню, но мы вполне можем соревноваться со всеми остальными. У нас очень хорошие молодые футболисты: Миронов, Титков, Капленко, Стаматов, они постоянно играют в своем возрасте, они адаптированы + два молодых вратаря Кеняйкин и Гошев. Верю, что все они останутся, что мы будем растить их в РПЛ. Клубу и мне интересно брать игроков, развивать их. «Оренбург» всегда будет семейным, небольшим клубом, который будет готовить футболистов для больших клубов вроде «Спартака», ЦСКА, «Зенита». И это абсолютно нормально.

Плохо, что здесь только начинает развиваться академия, было бы здорово брать игроков оттуда. Но знаю, что будут подвижки и в этом вопросе.

— Как бы вы сформулировали отличия между ФНЛ и РПЛ?

— Думаю, что основная разница в действиях на последних 30 метрах. Когда у вас игроки уровня Азмуна, Смолова, Мостового, то они дают разницу, приносят результат. Умение бегать, бороться, тактическая подготовка — это базис, он должен быть у каждого футболиста в той или иной степени, но игроки высокого класса дают то, чего нет у других, — исполнительское мастерство, класс. В этом плане ФНЛ чуть-чуть позади, но это нормально. Сейчас, как только игрок показывает уровень, его тут же забирают такие команды, как «Урал», «Уфа». У нас так Диму Воробьева в «Сочи» забрали.

— Кто вам нравится в ФНЛ?

— У меня есть Титков и Миронов, мы постепенно подтягиваем Васильева — очень интересные ребята.

Если про другие клубы, то мне очень нравятся Влад Шитов и Степан Оганесян из «Спартака-2». Мы хотели бы с ними поработать, но, думаю, что сейчас шансов их взять мало. В текущем состоянии неопределенности большие клубы не хотят отпускать никого, ведь есть риск, что легионеры уйдут.

Еще год назад я хотел привезти к нам Литвинова и Игнатова, но мы остались в ФНЛ, и «Спартаку» было неинтересно с нами говорить. Повторюсь, в России очень много талантливых игроков.  

Адессойе Ойеволе / Фото: © РИА Новости / Виталий Тимкив

— Ойеволле?

— Хаха, он просто супер. Вы сами видели, как он отыграл против «Алании» (очень хорошо). Он спокоен под прессингом, не выбивает мячи. Аде попросил замену в середине второго тайма, и я был очень недоволен этим (смеется), после этого на стало сложнее выходить из обороны. Он уже не такой быстрый, но качественно выбирает позицию, работает корпусом, с ним очень сложно один в один. 

— Вы хотите, чтобы он продлил контракт? В сентябре ему исполнится 40 лет.

— Да, 100 процентов. Уверен, что он поможет. Такой человек очень важен и в раздевалке, он учит молодых. Ему достаточно 3-4 слов, его слушают.

— Ваш розовый свитер…

— (Смеется.) Так повелось в клубе, что надеваю его на все матчи. Раз выиграли, два, говорят: «Все, теперь всегда ходи в нем». Так и пошло. Этот свитер только для матчей, больше вообще никуда его не надеваю. Теперь это не мой свитер, а свитер «Оренбурга» (смеется). 

Читайте также:





Source link

Top