You are here
Home > Футбольные новости > динамовец Тимченко теперь в США в системе «Ред Булла». Интервью

динамовец Тимченко теперь в США в системе «Ред Булла». Интервью


Большой разговор Кузнеца с молодым центральным защитником Тимофеем Тимченко.

Академия «Динамо» давно в топе московских школ, но в последнее время она стала самой модной (и, похоже, успешной) в России благодаря громким прорывам воспитанников. Речь не только про Захаряна и Тюкавина, которых уже вызывают в главную сборную, но и Вячеслава Грулева, Романа Евгеньева, Александра Кутицкого, Владислава Карапузова («Уфа»), Даниила Липового («Крылья»), Михаила Агеева и Артема Максименко («Урал»).

Герой публикации — Тимофей Тимченко, центральный защитник 2002 года рождения, который выбрал необычный вариант развития карьеры. Он прошел обучение почти полностью, но чувствовал, что контракт с молодежкой ему не предложат. Тогда парень начал рассылать хайлайты своей игры и заинтересовал американскую команду. В США его заметили скауты «Нью-Йорк Ред Буллз» и пригласили в систему клуба.

«Я начал играть в 5 лет в «Мегасфере», — вспоминает Тимченко. — Школа была рядом с домом. В 2011 году перешел в академию «Динамо». Папа в прошлом играл за «Троицк» (сейчас — КФК), он хотел, чтобы у меня получилось лучше, чем у него, поэтому все были очень рады предложению от академии большого клуба.

Фото: © Личный архив Тимофея Тимченко

— Почему отец закончил карьеру?

— Проблемы с коленом, но он по-прежнему ведет очень активный образ жизни. Постоянно играет с любителями: ЛФЛ, всякие вечерние лиги.

— Первые впечатления в «Динамо».

— На мой взгляд, это лучшая академия в России. Тренеры, руководство, медперсонал… Все на высочайшем уровне. С моего набора и до выпуска остались только я и Саша Кутицкий. Мы сразу подружились, он хороший парень и игрок. Сейчас его вызвали в молодежную сборную, очень рад за него.

Тюкавин пришел еще раньше, он вообще с первого набора в «Динамо», но Костю сразу определили в команду на год старше (2001-го). Видимо, он был настолько в порядке, что по своему году опережал всех в развитии.

— Но потом вы поиграли вместе?

— Да, его подняли к нам, когда мы перешли на второй размер поля. Возможно, не все знают, но в юношеском футболе 3 вида полей: сначала играют на половинку, потом ворота и фишки разметки ставят от штрафной до штрафной 9 на 9 (12-13 лет), затем — уже на все поле 11 на 11.

Фото: © Личный архив Тимофея Тимченко

— Тюкавин всегда выделялся манерой игры. Не по годам уверенный, трудолюбивый нападающий, часто говорил: «Сегодня я забью 3 гола». И действительно забивал. Качественный игрок, что он и доказывает на профессиональном уровне. Его вызов в сборную, на мой взгляд, полностью оправдан.

— С Захаряном играл гораздо меньше?

— Он начинал в академии Коноплева, а затем перешел в 2003 год «Динамо». Конечно, я знал о нем, видел в академии, мы и тренировались рядом, но вместе сыграли всего пару матчей.

— Очень редко проходят академию от начала до конца и вообще надолго задерживаются из-за дикой конкуренции и постоянных завозов.

— Это так, но у «Динамо» в последнее время есть явное преимущество: молодежь выбивается в профессиональные футболисты. Большой плюс, что у клуба есть много команд на переходном уровне: «Динамо-2» выступает в ФНЛ-2, молодежка в М-Лиге, те же ЮФЛ-1 и ЮФЛ-2. Это большая работа с молодыми, в клубе делают акцент на них. 

Фото: © Личный архив Тимофея Тимченко

— У «Спартака» точно такая же сеть команд между академией и основой, но молодых в главной команде больше не становится.

— Да, но мне кажется, тут многое зависит от методики подготовки и качества тренеров. Когда я приходил в «Динамо», то там был испанец Хуан Луис Гарсия, который проводил феноменальную работу. Его должность — директор по развитию академии, он набирал очень качественных тренеров + сам постоянно участвовал в процессе, подсказывал. Его класс чувствовался, думаю, он сильно повлиял на то, что у «Динамо» сейчас такое талантливое поколение, заложил фундамент. 

— Неожиданно.

— Это всего лишь мое мнение, но он правда влиял. Помню, просил родителей не вмешиваться. Мой папа достаточно эмоционально реагировал во время игр, постоянно перекрикивал тренера с балкончика манежа «Динамо». Серьезно, я только его слышал. Хуан Луис как-то подошел ко мне, попросил немного успокоить отца. Папа после этого подсказывал мне только после игр.

— Как получилось, что ты уехал в США, если в «Динамо» все было так хорошо? И молодым активно доверяют.

— Тогда все было немного не так. Еще не создали «Динамо-2», не запустили ЮФЛ, хотя ЮФЛ — это, по сути, тот же последний год академии. Разница только в крутом медиаосвещении. В любом случае тогда были только молодежка и основа. Тот, кому не предложили контракт в клубе, оставался без команды. Мы с родителями понимали, что в «Динамо» контракт мне не предложат, а оставаться без клуба и футбола не хотелось. Появился шанс уехать в США, мы решили, что это хорошая идея. 

Фото: © Личный архив Тимофея Тимченко

— Звучит очень абстрактно «появился вариант в США». Устроил агент?

— Нет, агента никогда не было. Я собрал хайлайты своей игры и разослал по разным места. По этому ролику можно было составить общее впечатление о моей игре.

— В итоге ты уехал в «Блэк Рок». Что это?

— Если проводить параллель с нашей системой, то эта команда играет в КФК. Мы считали, что нужно поскорее начать играть с мужиками и это хороший вариант в плане обучения — окончить последний класс школы в Америке. Отец не хотел, чтобы я играл в нашем КФК, поэтому когда подвернулся такой вариант в США, мы согласились. Эта команда помогла найти школу и получить студенческую визу.

Действительно отличный вариант, уже в 16 лет я начал играть на взрослом уровне. Там очень много приезжих игроков (только 2 американца), были ребята из Чили, Англии, Португалии, Ганы и других стран. Многие из игроков вызывались в свои молодежные сборные, они приехали как раз с целью начать карьеру в США и затем попасть в университетскую лигу, она называется NCAA и разделена на 3 дивизиона, где первый — самый сильный. Здесь это очень престижно.

— Неужели американский КФК — это хороший уровень?

— Я бы не сказал, что вау, это все-таки четвертая лига, но и у нас КФК — далеко не вау. Там много бывших игроков МЛС, у них можно учиться. «Блэк Рок», наверное, самая успешная команда лиги USL 2. Через них прошли многие футболисты, которые сейчас играют в высших дивизионах США, а некоторые даже в Европе. Главная звезда — Джек Харрисон, 22 номер «Лидс Юнайтед». Для меня это место стало хорошим стартом. 

(https://www.instagram.com/p/CSxejtQsbvE/) https://www.instagram.com/p/CQawsMDFpIK/

— Как на тебя вышел РБ? 

— Из-за ковида в марте 2020-го всех иностранных студентов попросили покинуть страну, что я и сделал, но в апреле написал скаут РБ и пригласил на просмотр. Сказал, что следил за моей игрой в «Блэк Роке». Мы договорились на начало сентября из-за нестабильной обстановки.

Обычно просмотр там длится около двух недель, но уже на 3-й день мне сказали, что готовы взять. Предложили контракт академии, хотя он, по сути, ничего не давал, кроме привязки к структуре клуба. Тренировался полгода и играл, но матчи проходили реже обычного из-за локдаунов. После этого меня пригласили на тренировочный сбор с основной командой МЛС.

2 недели поработал, просто шикарный опыт. Было круто играть рядом с футболистами сборной США, ребятами из Египта, Англии, Бразилии, Дании, тренироваться с игроками, которые выступали в «Сток Сити», «Селтике» или «Зальцбурге». Вообще «Ред Булл» — это большая система, в которой команды связаны между собой. Если представить это как пирамиду, то на вершине, конечно, «Лейпциг», чуть ниже «Зальцбург», далее «Нью-Йорк», а в основании «Брагантино» из Бразилии. Партнерские отношения и связи команд помогают при переходах игроков. Например, в команде МЛС в аренде несколько человек из «Зальцбурга».

Это также работает и в другую сторону. 17-летний Кейден Кларк, например, с нынешнего сезона будет выступать за «Лейпциг» Джесси Марша, который тоже прошел через систему РБ в качестве тренера. Еще помню Брэндона Эронсона, уже регулярно играющего за «Зальцбург».


Директор американской академии РБ Шон Маккафферти — о Тимченко: «Мы возлагаем на Тимофея большие надежды, основываясь на его выступлениях на тренировках и в наших товарищеских играх во время просмотра. Одно из лучших качеств Тима — его игровой интеллект и способность сохранять спокойствие под давлением, что гарантирует, что он может ломать линии и выводить команду вперед. Мы очень рады работать с Тимом изо дня в день и помогать ему реализовать свой потенциал», — слова Маккафферти из официального релиза на сайте академии. 

Фото: © Личный архив Тимофея Тимченко

— Есть особая стилистика, если сравнивать академии «Динамо» и американского филиала РБ?

— Да, радикальная смена стиля игры. Они играют вперед, организуют постоянное давление на соперника, совсем другой темп. Если сравнивать с академией «Динамо», то там более методичный подход, больше владения мячом.

В США нам давали очень много тактики, но в первую очередь такой уровень интенсивности, на мой взгляд, достигается за счет селекции. Они выбирают игроков, которые умеют работать под давлением, видят нестандартные линии передач, и, конечно, выносливых, потому что физика — основа такого футбола.

— Думаю, ты можешь окончательно добить стереотип, что в США футбол не развит.

— Достаточно просто посмотреть на европейские клубы (причем топовые) и посчитать, сколько американцев там играет. А потом сравнить с числом российских игроков в Европе. Тут все очевидно. Но я очень надеюсь, что в будущем все изменится, ведь в России много талантливых и качественных футболистов. 

— Что произошло после полугода в академии и мини-сбора с основой?

— Меня отправили в чемпионат USL. Если продолжать параллель с нашим футболом, то это ФНЛ. Еще одна команда структуры РБ, их второе отделение «Нью-Йорк РБ-2». Там тоже началась предсезонка, я ее полностью прошел, стартовал сезон. Я был в заявке, но пришлось уйти из-за проблем с визой, сейчас ее очень сложно сделать + есть лимит на иностранцев (он довольно суров во второй команде).

Из-за совокупности этих факторов мне не были готовы дать контракт, но предложили альтернативный вариант. Был разговор: «Сейчас, на наш взгляд, тебе лучше поступить в университет, отыграть там год, и после этого мы уже примем финальное решение. Если все будет хорошо, скорее всего, мы тебя заберем обратно».

— Это красивая форма отказа или ты правда на карандаше?

— На карандаше. Со мной до сих пор на связи тренерский штаб второй команды + на любой университетский матч может приехать скаут и оценить прогресс. Университет всего в 45 минутах езды от базы РБ.

Фото: © Личный архив Тимофея Тимченко

— Как находил университет?

— Подсказал РБ и помогли знакомые в США. По сути, все университетские тренеры знают всех тренеров РБ, их сеть распространяется и на вузы. Получать образование и параллельно играть в футбол считается престижным, поэтому клубы внимательно следят за NCAA (студенческой лигой).

— Какие у тебя планы?

— Перейти на профессиональный уровень после окончания первого курса: подписать контракт с РБ, уехать в Европу или заявиться на драфт МЛС, где меня сможет выбрать любой, а не только РБ.

— Если коротко, то как это работает?

— Нужно отучиться год в университете, после чего ты оформляешь заявку на драфт и твоя кандидатура попадает в списки. Заинтересованные команды могут предложить мне контракт. Ранее они не могли меня пригласить из контракта с академией РБ, а сейчас не могут, потому что я не провел полноценный год в университете. Это хорошая возможность.

— Другие варианты?

— У меня есть возможность вернуться и пройти просмотр в командах РПЛ или ФНЛ. Такие предложения недавно поступали. Также были варианты в Испании и Нидерландах, но, опять же, только на просмотр, без конкретики. Мы с родителями посчитали, что на данном этапе будет лучше остаться в Америке и продолжать путь здесь.

— Ты не обижен на «Динамо»? Если бы клуб предложил контракт, то ты бы не уехал в США.

— Ни в коем случае, только слова благодарности тренерам, директору и вообще всем, кто работал со мной в академии 8 лет. Только положительные эмоции и воспоминания.

— На Transfermarkt написано, что у тебя два гражданства — русское и украинское. Это так?

— Я этого не скрываю. Моя фамилия довольно красноречива (смеется). У нас есть связи с Украиной, дедушка и бабушка по папиной линии и его сестра живут там. Паспорта у меня нет, но я не могу загадывать, появится он или нет. 

Читайте также:





Source link

Top