You are here
Home > Футбольные новости > «Стратегия Рангника» — это гораздо лучше, чем ничего. Почему внутренние сделки на 10 миллионов полезны для нашего футбола

«Стратегия Рангника» — это гораздо лучше, чем ничего. Почему внутренние сделки на 10 миллионов полезны для нашего футбола


Казалось бы, при чем здесь лимит.

На фоне лучшего трансферного окна в истории футбола с явно недостаточным энтузиазмом восприняты переходы, которые касались нашей лиги. Продаем за границу Норманна, Влашича, Крала — плохо. Продаем и покупаем внутри страны российских игроков за суммарные 20 млн (по трем главным трансферам — Макаров, Тикнизян, Марадишвили) — тоже не рады.

А чего мы вообще хотим? Кем мы видим себя на глобальном футбольном рынке? Кажется, нашего вялого одобрения удостоился только приход Клаудиньо в «Зенит». Значит, по инерции, почти неосознанно, где-то на уровне подавленного инстинкта мы продолжаем считать, что чемпионат России должен развиваться по условной модели «Английская премьер-лига», в которую приезжают готовые сильные игроки, с которыми… Что? Наши клубы превратятся в мини-сборные мира и станут выигрывать еврокубки?

Фото: © ФК «Зенит»

Хорошая, светлая мечта. Хороша тем, что она — долгоиграющая, можем быть уверены, что тянуться к ней придется долгие годы.

А почему вообще заходит речь о какой-то модели? При чем здесь Англия? Потому что развиваться стихийно, как получится, без образа и цели — значит, не быть уверенным в принципе, что развитие идет. Или согласиться с тем, что такое «развитие» может затянуться на десятилетия. А Англия — просто главный пример лиги, в которую хотят все. Пример, который нужно изучать, чтобы вообще понимать, как футболисты решают, куда и почему они хотят.

Почему мы хотим быть «Англией?» Потому что там самый большой телеконтракт, самые богатые клубы, разобранные в спешке самыми состоятельными владельцами со всех концов света. Естественно, туда тянутся лучшие игроки и тренеры. Это хороший, даже отличный образец. Но как Англия стала таким центром мировой футбольной империи? А так же, как и любая другая империя, — через завоевание мира (своим футболом). А свой футбол она перед этим многие десятки лет вынашивала внутри себя. То есть путь наружу и вширь начинается с самозаглубления. Это нам важно понимать, если хотим быть такими, как они. Если нам важно не ухватиться за предложенные бусы, а научиться их производить.

Никола Влашич / Фото: © Pixsel / MB Media / Contributor / Getty Images Sport / Gettyimages.ru

Но у империй не бывает нескольких столиц, конфликтующих друг с другом, это непреложный исторический закон. Когда такое случается, империя теряет равновесие и перестает быть собой, поэтому наличие нескольких центров в них не бывает длительным. Центр футбольной империи — Англия, а остальной мир — периферия, вот что надо четко понять. И мы — периферия. Российские клубы, составленные по принципу «мини-сборных мира», всегда будут шести-семисортными сборными мира. И это в лучшем случае.

То есть если мы станем позиционировать себя как конечный пункт футбольного транзита и грустить, что нашу лигу покидают влашичи и норманны, то мы согласимся с тем, что к нам станут приезжать игроки с потолком амбиций — в конце десятка по порядку существующих в мире потолков.

Но если мы будем относиться к отъезду влашичей, норманнов и кралов, ставших за время выступления в России основными игроками своих сборных, с радостью, у нас появится альтернатива — не упираться в мечту о конечном пункте, а освоиться в роли перевалочного. Да, таких много. Мы тут не первые, и на рынок таких лиг зайти непросто. Чем мы с ходу можем побить козыри Португалии — главного транзитного портала для южноамериканской футбольной рабочей силы? Чем сейчас привлекательнее Франции, главного шлюза для лучших футболистов Африки?

Элдор Шомуродов / Фото: © Europa Press Sports / Contributor / Getty Images Sport / Gettyimages.ru

Идеально, когда Россия становится главным перевалочным портом для всех футбольных бриллиантов бывшего СССР. Это вполне естественно, и у нас в этой деятельности есть успехи. Это, безусловно, Зинченко, Шомуродов и — рано или поздно — Кварацхелия. Но тут мы зависимы и от объемов производства этих бриллиантов в странах бывшего Союза, и от нынешних взаимоотношений с республиками, из-за чего их лучшие футболисты зачастую избегают приезжать в российский чемпионат.

Однако у перевалочной стратегии пока нет альтернативы. Только брать следует лишь тех, кто обязательно захочет уехать. Только тренеры здесь должны работать на развитие талантов, то есть быть оригинальными, открытыми и смелыми. И нам нельзя забывать о «самоуглублении», потому что это суть — обустройство нашего дома. Пусть он лишь транзитный пункт, но есть разница между вокзальным залом ожидания и уютом гостиницы.

Наир Тикнизян / Фото: © ФК «Локомотив»

«Локомотив», к слову о вокзалах, в это летнее окно дал нам неожиданный пример рывка по всем направлениям: от дальнего следования до пригородных, коротких маршрутов. Разговоры о скором уничтожении клуба, подчас на грани истерики, быстро сменились интересом: а в чем же она заключается, эта пресловутая «стратегия Рангника»?

Многие мечтают о прозрачности и дееспособности клубной структуры, где есть центр принятия решений, человек, отвечающий за операционный контроль, человек, воплощающий спортивную стратегию, и тренер, способный развивать таланты. А не похоже ли, что «Локо» первым и единственным в России дерзнул приблизиться к этому образцу? Потому что где-то есть хорошие деньги на игроков, где-то — прорывная молодежь и бодрый тренер, но всей системы — до последнего элемента — там не видно.

Алексис Бека-Бека / Фото: © ФК «Локомотив»

Рангник, безусловно, дал «Локомотиву» узнаваемость на Западе. Стал своеобразным рекомендательным письмом для тех, кто хочет развиваться, но сомневался, можно ли для этого ехать в Россию. Бека-Бека, Керк, Анджорин — игроки с очевидным потенциалом, и задача «Локо» — не выиграть с ними Лигу чего-нибудь, а раскрутить и с выгодой продать. Но нельзя раскручивать, если ты внизу таблицы. Если тренер готов только к тому, чтобы снимать сливки с состава, и всегда требует свежей порции.

Марко Николич — находка для «Локомотива» и всей нашей лиги. У него есть идеи и тактическая смелость, есть доверие к футболистам, испытывавшим дефицит доверия. Но Николичу в «Локомотиве» уже не дадут стать новым Юрием Павловичем — фигурой, которая всегда будет слишком велика для клубной системы, с которой эту систему нельзя сбалансировать. То, что выглядело летом как попытки поставить на его место «своего», возможно, было просто попыткой поставить его — на отведенное ему место.

Марко Николич / Фото: © REUTERS / Maxim Shemetov

Когда «Локомотив» кроме молодых иностранцев платит десять миллионов за двух воспитанников ЦСКА, как ранее уплатило «Динамо» за одного Макарова, это не дикость лимита, а его вполне штатный рабочий эффект. Крупная покупка внутри чемпионата всегда менее рискованна, чем крупная покупка на внешнем рынке. А большая сумма — это же просто прекрасно! Но только при условии, что в стране исправна система солидарности, и большие деньги начинают работать внутри нашей футбольной экономики. Что плохого в том, что несколько миллионов получает «Нефтехимик»? Или система подготовки резерва ЦСКА? Так и должен работать этот спаренный эскалатор, где наверх едут таланты, а вниз — деньги.

Два воспитанника ЦСКА попали к тренеру, который показал себя, быстро сделав интересного игрока из Мухина. Эти футболисты — на пороге между молодежной и первой сборными, это наши лучшие игроки сегодня и завтра. Вкладываться в них — безусловно стоит.

Фото: © Quality Sport Images / Contributor / Getty Images Sport / Gettyimages.ru

«Неработающий» лимит на шестнадцатом году своей жизни привел нас к тому, что клубы стали выпускать игроков, представляющих столь внушительный денежный интерес для других клубов. Раньше, видимо, так было нельзя — естественный цикл выращивания взрослых игроков из мальчишек. А возможно, поздно начали настоящую работу в рамках лимита, надеясь, что он как-нибудь отменится. И если продлить его работу еще на полтора десятка лет, нельзя исключать, что число таких, как Макаров, Тикнизян и Марадишвили, удвоится и утроится. Что и требуется (пока) доказать.

Читайте также:





Source link

Top